Пандемия коронавируса ощутимо повлияла на бизнес автоперевозчиков. Только в апреле 2020 года количество международных перевозок сократилось вдвое. А в январе-марте государство недополучило от автоперевозчиков около 700 млн тенге в бюджет. Как сейчас обстоит ситуация на рынке, почему временно ограничен транзит грузов через РК в Туркменистан и какой поддержки ждет отрасль – об этом в интервью рассказал генеральный директор Союза транспортников Казахстана «Kazlogistics» Ерлан Абсатов.

— Ерлан, после введения режима ЧП в стране ужесточились требования пропускного режима на блокпостах, в том числе на выездах из Казахстана. Автоперевозчики сталкивались с задержкой груза на постах. Решена ли эта проблема на рынке грузовых перевозок?

— Въезд в города осуществляется через блокпосты. За счет этого искусственно образовывается «узкое место» на подъездах к блокпостам, в результате процесс грузоперевозок замедляется. В среднем одно транспортное средство при въезде в город теряет порядка двух-трех часов. При транзитном проезде автомобили собирают в колонну 20-30 машин, и далее перевозка осуществляется под конвоем до выезда на республиканские трассы. 

Если говорить о международных перевозках, то при прохождении внешних границ автоперевозчики могли задерживаться на постах около пяти дней. Около двух-трех недель назад на границе между Казахстаном и Кыргызстаном произошла задержка груза, следовавшего в Кыргызстан. На тот момент срок простоя груза достигал 4-5 дней.

Союз транспортников Казахстана ежедневно проводит мониторинг перевозок и выходит на связь с автоперевозчиками. По словам участников рынка, проблема с длительным простоем груза уже решена.

— Насколько мне известно, также у автоперевозчиков были сложности с оформлением виз после закрытия посольств. Предприниматели предлагали ускорить выдачу виз. Эта инициатива была реализована?

— Эта ситуация пока не разрешилась. Действительно в связи с тем, во время ЧП были закрыты посольства и консульства, визовые центры, у международных перевозчиков возникли сложности с получением виз. Эта проблема затронула как казахстанских автоперевозчиков, так и иностранных. У нас были случаи, когда из-за этого отменялись некоторые рейсы.

Мы обращались в Министерство иностранных дел РК, находимся постоянно на связи  с Министерством индустрии и инфраструктурного развития РК (МИИР). Проблема с выдачей срочных виз также поднималась на заседании госкомиссии в середине апреля. В настоящее время мы прорабатываем вопрос ускорения оформления виз для тех водителей, которые уже заключили контракт на поставку груза в страны ЕС.

Кроме того, при пропуске грузовых транспортных средств и их водителей через государственную границу Турции водитель – гражданин Республики Казахстан незамедлительно помещается под полный карантин длительностью 14 дней. В результате большое количество казахстанских грузовиков скопилось в городе Батуми. Данные меры приводят к длительным простоям, дополнительным затратам и срывам контрактов.

Туркменистан из-за пандемии вообще запретил въезд на территорию своей страны. В связи с этим 9 апреля госкомиссией было принято решение запретить транзит груза через Казахстан иностранных транспортных средств, следовавших в страны, в которые нельзя въезжать. Это сделано для того, чтобы на нашей границе не было скопления транспорта.

— Сколько денег сфера автоперевозок потеряла из-за COVID-2019?

— У нас в стране общий парк автотранспорта, осуществляющего международные перевозки, составляет 20 тыс. Из них 7,5 тыс. – работают со странами ЕС. В связи с введением режима ЧП количество выданных книжек МДП, дающих разрешение на осуществление международных перевозок,  снизилось на 32%. Если в январе-марте 2019 года было выдано 2406 таких книжек, то за тот же период 2018 года – 3568.

В апреле этого года число международных автотранспортных рейсов сократилось вдвое. С 1 по 24 апреля было выдано 513 книжек МДП, а за тот же период прошлого года – более 1 тыс. С каждого кругорейса бюджет Казахстана теряет 3 млн тенге. Если принять во внимание эти цифры, то в январе-марте государство недополучило порядка 700 млн тенге в бюджет.

— Какой поддержки не хватает автоперевозчикам грузов?

— Как я уже говорил, сейчас в Казахстане в сфере международных перевозок задействовано 20 тыс. авто, из них 7,5 тыс. работают со странами ЕС, в то время как в России – 32 тыс., Беларуси – 20 тыс. Такой разрыв в цифрах объясняется тем, что в Казахстане по сравнению с обозначенными странами ЕАЭС изношен автопарк, потому что государство не стимулирует его обновление. Например, в РК действует высокий коэффициент утилизационного сбора по ввозимым грузовым авто. Средний размер такого сбора при ввозе седельного тягача составляет 2 млн тенге. Получается, что при импорте в нашу страну 10 тягачей сумма такого сбора достигнет порядка 20 млн тенге. В результате перевозчикам слишком дорого обходится покупка тягачей за границей. В итоге их автопарк изношен на 60%.

Для повышения конкурентоспособности казахстанских перевозчиков и обновления парка нужно ввести льготный пятилетний период по освобождению перевозчиков от уплаты утильсбора. Также необходимо, чтобы Министерства индустрии и инфраструктурного развития РК внесло изменения в приказ МИИР и Министерства энергетики РК о снижении коэффициента утилизационного сбора до 5. Эта мера помогла бы нашим перевозчикам нарастить свой автопарк и долю на рынке международных перевозок. Если в 2018 году доля международных перевозок составляла 46%, то в 2019-м она снизилась до 37%.

— Каков сейчас коэффициент утилизационного сбора?

— Он зависит от характеристик машины. С массой автомобиля от 12 до 20 тонн коэффициент установлен на уровне 21. Если этот коэффициент умножить на 50 МРП, то получается, что утилизационный сбор только при ввозе авто составит около 2,9 млн тенге. При массе машины от 20 до 50 тонн коэффициент составляет 11. В итоге сумма утилизационного сбора достигнет 1,5 млн тенге.

— Но ведь наши автоперевозчики могут нарастить долю тягачей казахстанского производства в своем парке.

— Это произойдет со временем. Но сейчас если посмотреть на парк автоперевозчиков, большую долю в нем занимают авто иностранных производителей. В топ-3 входят машины таких марок, как MAN, Volvo, Scania. Доля седельных тягачей казахстанской сборки IVECO не превышает 2,1%. Низкий спрос на такие авто связан с тем, что другие тягачи на протяжении многих лет зарекомендовали себя, и у них уже заключены контракты с сервисными центрами на обслуживание своего парка.

— Помимо снижения утилизационного сбора, есть ли еще какие-то предложения у рынка?

— Во время онлайн-конференции с руководителями комитетов НПП «Атамекен» мы вместе с участниками рынка обозначили меры, которые необходимы для поддержки автотранспортной отрасли.

Одно из предложений – отменить штрафы за невыполнение заявки на перевозку грузов. Эта мера может действовать, если заявка не выполнена из-за расторжения контрактов, запрета на прием груза из-за закрытых границ стран. К тому же необходимо повысить ответственность соответствующих служб за задержку груза при прохождении границы. К нам в Союз со стороны автотранспортных компаний также поступали предложения по снижению налоговой, долговой нагрузки для перевозчиков и так далее.

Союз учел все предложения транспортных компаний, необходимые для обеспечения финансовой устойчивости предприятий транспортно-логистического комплекса, сохранения рабочих мест и возобновления функционирования после окончания карантинного периода.

Источник